Mon-Fri 09:00-18:30

Мировая практика: Фонд проблемных кредитов создан быть убыточным

01 October 2021

В 2019 году вновь назначенный руководитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева спрогнозировала новый мировой экономический кризис. И несмотря на то, что глава МВФ акцентировала внимание на проблеме всё возрастающего корпоративного долга компаний по всему миру, пандемия внесла свои коррективы в причины возникновения кризиса. И пока аналитики взвешивают может ли шок от Covid-19 стать «полезным» корректирующим фактором для мировой экономики в долгосрочном плане, важно уже сейчас обратить внимание на опыт работы с последствиями кризиса.

    Международный опыт борьбы с последствиями мирового экономического кризиса напрямую связан со взаимодействием правительств стран с коммерческими банками. В период кризиса экономика замедляется, доходность повсеместно падает, что начинает отражаться на возврате выданных организациям и населению кредитов. Проблемный портфель у банков начинает расти, плюс под него банки создают дополнительные провизии – это средства, которые также исключаются из оборота. Для оживления кровеносной финансовой системы правительства стран вкупе с регуляторными мерами начинают вливать средства в экономику через банки, капитализируя их, предоставляя им долгосрочное финансирование или выкупая их стрессовые активы.
Выкупают проблемные активы созданные для этого государственные компании по управлению стрессовыми активами (КУА). 
    Убыточные КУА или крах финансовой системы?
    В зависимости от приоритетности задач, стоящих перед государством, такие организации могут быть созданы в форме агентств по урегулированию проблемных банков и иных финансовых учреждений (США, Индонезия, Турция) или в форме публичных компаний по управлению активами (Южная Корея, Ирландия, Словения, Испания). Агентства по урегулированию банков участвуют в оздоровлении финансовой системы напрямую – путем реструктуризации либо ликвидации неплатежеспособных банков. У «классических» КУА более узкий мандат, направленный только на приобретение и управление стрессовыми активами.
    Независимо от формы создания первоочередной задачей для таких организаций является реабилитация финансовой системы и сокращение государственных расходов на устранение последствий кризиса. 
    В Казахстане использована модель классической КУА. В 2012 году после потрясений, вызванных Глобальным экономическим кризисом 2008-2009 годов, Национальным банком по итогам изучения зарубежного опыта был создан Фонд проблемных кредитов. Активная фаза его деятельности началась в 2017 году после передачи в управление Министерству финансов.
Функционирование государственных КУА остается одним из ключевых механизмов борьбы с кризисами и обеспечения стабильности финансовой системы, поскольку предотвращает более серьезные последствия – дефолт крупных банков, снижение странового рейтинга, приостановление притока инвестиций, стагнация в экономике, обостренная социальная атмосфера.
Вопрос убытков и в целом возвратности средств у таких компаний зависит от трансфертной цены активов, передаваемых в государственные КУА. По рекомендациям международных экспертов проблемные активы в идеале должны выкупаться по рыночной стоимости. Вместе с этим, правительства стран сталкиваются с более стратегической задачей – предотвратить дефолт системообразующих банков, и в итоге всей финансовой системы, что на практике приводит к приобретению активов у банков по стоимости выше рыночной. 
    Учитывая это, а также то, что под управление государственных КУА, как правило, передаются неликвидные стрессовые активы, показатели возвратности вложенных средств по компаниям разных стран достаточно невысокие:

KAMCO

(Республика Корея)

IBRA (Индонезия)

Danaharta (Малайзия)

SDIF (Турция)

NAMA (Ирландия)

46,8%

22%

58%

16%

33%

Источник: Public Asset Management Companies, A Toolkit, Всемирный банк, 2016

    В итоге, государственные компании по управлению стрессовыми активами принимают удар на себя – выводят из финансового сектора токсичные неликвидные активы, таким образом обеспечивая стабильность всей системы и, соответственно, экономическую безопасность страны.
    Вовлечение токсичных активов через призму оздоровления национальной экономики 
    Подход же к управлению и реализации стрессовых активов зависит от срока функционирования, установленного для КУА, а также качества и специфики переданных активов. 
    Так, например, действующие европейские компании Sareb (Испания) и NAMA (Ирландия) были созданы вследствие Глобального экономического кризиса 2008–2009 годов, оказавшего наибольшее влияние на сектор недвижимости. В этой связи, в портфеле данных компаний, главным образом, сосредоточены коммерческая и жилая недвижимость, что позволяет этим КУА сфокусироваться на работе с соответствующим типом активов и выработать единую стратегию.
    В Корейскую корпорацию по управлению активами KAMCO, напротив, были переданы разнородные активы. На ранних этапах деятельности компании, которые пришлись на разгар Азиатского финансового кризиса, KAMCO была преимущественно сфокусирована на оперативной продаже выкупленных активов. Стратегия, основанная на повышении инвестиционной привлекательности активов, стала применяться позже и предусматривала такие инструменты как секьюритизация проблемных кредитов, сотрудничество с иностранными инвесторами и создание совместных предприятий. 
    Что касается ФПК, после заключения сделки по выкупу стрессовых активов у АО «БТА Банк» в Фонд был передан достаточно токсичный и разнородный по структуре портфель активов, состоящий из прав требования по займам всех сегментов бизнеса и займам населения, а также объектов движимого и недвижимого имущества, акций и долей участия в компаниях. При этом большая часть переданных активов была достаточно низкого качества, включая невысокую обеспеченность залогами либо их отсутствие, значительную долю неустойки в структуре задолженности переданных кредитов, а также большое количество проектов на стадии банкротства. 
    Указанные факторы привели к формированию у Фонда существенных убытков в результате переоценки активов. Тем не менее, в стратегическом плане реализация сделки с АО «БТА Банк» позволила избежать дефолта системообразующего банка (59% портфеля Казкоммерцбанка состояла из долга БТА), обеспечить его дальнейшее слияние с другим крупным банком (Халык банком) и снизить риски краха финансовой системы страны.
    В рамках другой крупной сделки Фонда с АО «Цеснабанк» был выкуплен портфель сельскохозяйственных кредитов, включая порядка 9% посевных земель страны в виде залогов. Перед Правительством встал вопрос продовольственной безопасности государства. ФПК в рамках поручений Правительства провел работу по заключению договоров о совместной деятельности с участием сельхозтоваропроизводителей и инвесторов, а также предоставил реструктуризацию долга ряду компаний-должников, что позволило стабилизировать финансовое состояние компаний, сохранить рабочие места и своевременно провести сезонные весенне-полевые и уборочные работы.
    Таким образом, при принятии тех или иных решений учитываются факторы, направленные на поддержание экономики и ее социальной составляющей.
    Так, к примеру, корейская компания KAMCO осуществляла выкуп крупных займов Daewoo Group по заведомо завышенной цене в целях недопущения дефолта одного из крупнейших конгломератов корейской экономики. А мандат американской корпорации RTC предусматривал программу безвозмездной передачи имущества некоммерческим организациям и государственным учреждениям при условии, что переданные активы будут использоваться в качестве жилья для малоимущих и семей с низким доходом. 
    ФПК, в свою очередь, осуществил передачу ряда социально-значимых активов, включая простаивающие предприятия и земельные участки, в государственную собственность. В период действия карантинных мер по соответствующему поручению Главы государства субъекты МСБ, арендующие коммерческие помещения у квазигосударственных организаций, включая Фонд и его дочернюю организацию АО «Estate Management Company» (ЕМС), были временно освобождены от арендной платы, что в том числе отразилось на доходности EMC, основной деятельностью которого является сдача в аренду коммерческой недвижимости. Также, ФПК предоставил отсрочки по погашению задолженности своим заемщикам. Кроме того, в разное время Фонд осуществлял запуск и реализацию Программы рефинансирования ипотечных жилищных займов, а также выступил финансовым оператором Программы по снижению долговой нагрузки граждан Казахстана.
    В части подхода к управлению выкупленными активами ключевой инструментарий КУА по урегулированию и вовлечению в экономику неработающих активов – это реструктуризация займов и бизнеса, инвестирование в проекты, судебное взыскание задолженности, реализация активов.
    ФПК не инвестирует в проекты, дополнительные средства на оздоровление заемщиков из бюджета не привлекаются. При этом, на сегодняшний день Фонд реструктуризировал свой портфель неработающих кредитов (NPL), имеющий потенциал оздоровления, применив различные инструменты – пересмотр графиков погашения, списание части задолженности, конвертация валюты займа. Задолженность по кредитам, по которым отсутствует целесообразность в проведении реструктуризации, взыскиваются Фондом через суд. Реализация имущества, полученного по итогам судебного взыскания, осуществляется на электронных торгах на площадке реестра государственного имущества. 
    Как же оценить деятельность ФПК и его аналогов, если они изначально убыточные? 
    Вместе с этим, эксперты международных финансовых организаций подчеркивают, что результаты деятельности КУА важно оценивать в комплексе. Один из факторов – это объемы вовлечения выкупленных активов в экономику, включающий и оздоровление проблемных проектов, и реализацию взысканного имущества, и передачу активов в госсобственность. Выбор подхода к темпам вовлечения обусловлен разными предпосылками для создания таких компаний, и задачами, стоящими перед данными организациями. Другими дополнительными факторами, влияющим на экономику, является вклад таких компаний в поступление налогов в бюджет и сохранение рабочих мест, что в период пандемии становится крайне актуальным. 
    В части оценки деятельности ФПК, в результате его работы по оздоровлению и вовлечению активов, выкупленных в рамках обеих сделок, сохранено и создано свыше 260 тыс. рабочих мест, это порядка 3% занятого населения страны. В бюджет государства поступило налогов на сумму свыше 25 млрд. тенге, из которых – 22,5 млрд. тенге были уплачены компаниями-должниками, в отношении которых принимаются меры по оздоровлению проектов, а 2,5 млрд. тенге – самим ФПК, что в общей сумме равна уровню годовых налоговых поступлений в бюджет от таких крупных компаний, как Казахтелеком и KEGOC. Все средства от реализации активов направляются в Национальный фонд РК, на сегодняшний день это порядка 42 млрд. тенге. По фактору вовлечения в экономический оборот активов – общая сумма составляет 388 млрд. тенге, что является сравнительно хорошим показателем, учитывая международную практику в части сроков вовлечения – активную деятельность в этом направлении Фонд начал всего 3 года назад.
    И несмотря на то, что все государственные КУА в мире из-за их убыточности постоянно находятся под давлением со стороны общественности, важно понимать, что с учетом направленности их деятельности такие компании выполняют свой ключевой мандат – оздоровление финансовой системы. Вовлечение же стрессовых активов, с учетом их низкого качества, является сложным процессом с низким уровнем отдачи. При этом, ФПК, необходимо признать, с этой задачей на данный момент справляется.
    Рыночный механизм вывода стрессовых активов из системы
    Вместе с этим, несмотря на ряд преимуществ, создание государственных КУА является не единственным методом вывода токсичных активов из системы. На сегодняшний день во многих странах мира набирает обороты развитие вторичного рынка стрессовых активов, позволяющего банкам не хранить неработающие кредиты на балансах, а активно реализовывать их специализирующимся на инвестировании и управлении такими активами профессиональным игрокам рынка. 
    В текущем году по инициативе Азиатского банка развития был запущен проект по развитию единой электронной торговой платформы по продаже стрессовых активов в Азии в целях развития вторичных рынков NPL в регионе. В рамках проекта будут изучены перспективы и барьеры на пути создания такой платформы с активным привлечением государственных КУА, входящих в состав постоянно действующей международной платформы сотрудничества International Public Asset Management Company Forum (IPAF), членами которой являются компании по управлению стрессовыми активами Китая, Кореи, Таиланда, Вьетнама, а также отечественный ФПК. 
    В целом, на сегодняшний день электронные торговые платформы по продаже стрессовых активов широко применяются КУА таких стран как Корея, Ирландия, Испания, Украина. Если некоторые из них создали торговую платформу собственными силами, то другие компании успешно осуществляют реализацию уже на существующих крупных мировых торговых платформах, таких как DebtX, FFN, Debitos, BlinkS.
    Тенденция развития вторичного рынка стрессовых активов не обошла стороной и нашу страну. В свете последних событий, связанных с пандемией COVID-19, вопрос вовлечения стрессовых активов в экономический оборот стоит особенно остро. Однако, для развития рынка и внедрения торговой платформы NPL существует ряд системных барьеров, ключевыми из которых являются ограниченный круг лиц, которым банки могут продавать стрессовые активы, и отсутствие правовой среды и мотивации для привлечения специализированных инвесторов. Для их устранения финансовым регулятором (Агентство РК по регулированию и развитию финансового рынка) при участии Национального банка и Правительства разрабатывается пакет законодательных поправок по рынку стрессовых активов. 
    Принятие комплексных мер, направленных на привлечение в отечественный рынок широкого круга игроков из частного сектора, а также законодательных и регуляторных мер по созданию вторичного рынка NPL, позволит «встряхнуть» проблему урегулирования неработающих кредитов на системном уровне, что при правильной их реализации даст возможность в дальнейшем не привлекать бюджетные средства для выкупа активов, и более того – обеспечить приток иностранных инвестиций и профессиональных игроков в страну. 

zakon.kz